Пушкин А.С.

Пушкин А.С.

pushkin-a.s.

Книги Александра Сергеевича Пушкина. Жизнь великого писателя

Александр Сергеевич Пушкин - величайший русский поэт, прозаик и драматург, создатель современного русского литературного языка, гордость национальной литературы - родился 6 июня 1799 г. в Москве в семье дворянина.

Отец будущего поэта Сергей Львович был человеком высокообразованным, начитанным, очень любил литературу, особенно французскую. Был знаком с такими известными писателями, как Жуковский, Карамзин. В детстве маленький Александр заслушивался сказками своей бабушки, Арины Родионовны. Произведения Мольера, Гомера, Вольтера – вот библиотека маленького гения. С 1811 по 1817 годы Пушкин проходил обучение в Лицее для дворянских детей в Царском Селе. Именно там юный поэт написал свои первые стихи: «Окно», «К другу - стихотворцу».

Молодые годы Пушкина

Закончив учебу, молодой Александр стал членом литературного общества «Арзамас», где нашел поддержку известного поэта В.А. Жуковского. Кроме этого, он водил знакомства с декабристами, хотя и не состоял в их обществе. В те времена рождаются его вольнолюбивые стихи « К Чаадаеву», «Вольность» Результатом такого влияния становится и известная поэма «Руслан и Людмила». Царским властям не понравились девизы поэта, умело зашифрованные в стихотворной форме. Он был выслан в ссылку на два года в Кишинев. Но неожиданная болезнь переменила планы, он отправился лечиться на Кавказ, а затем в Крым. Поэма «Кавказский пленник» принесла огромный успех писателю. О нем заговорили. Нередко, приходится слышать вопрос: «на сколько лет Лермонтов младше Пушкина?». Ответ на этот вопрос следующий: Пушкин родился в 1799, Лермонтов - в 1814. Таким образом, Лермонтов был младше Пушкина на 14 с небольшим лет, Пушкин погиб в 1837 году в возрасте 37 лет, а Михаил Лермонтов в 1841 в очень юном возрасте, великому писателю было на тот момент лишь 26 лет.

Летом 1823 года А.С.Пушкин начинает работать как профессионал в одесской канцелярии графа Воробьева. Но из-за разногласий, снова попадает в ссылку, на этот раз уже в Михайловское, родовое имение Пушкиных. Все это благотворно повлияло на него. Тишина, природная красота родных мест, сказки любимой няни из детства, все это вылилось в такой шедевр как « Борис Годунов». Там же было написано несколько глав «Евгений Онегин» и сотня других произведений. Александр Сергеевич часто будет его навещать и впоследствии.

В 1828 году любовь пронзила сердце поэта, московская красавица Наталья Гончарова взволновала знаменитого уже к тому времени поэта. Он делает ей предложение. Имущественные дела перед свадьбой заставляют его отправиться в Болдино, отцовское имение. « Болдинская осень» — один из самых продуктивных периодов в творчестве автора. Появляются на свет такие произведения как «Маленькие трагедии», «Сказка о попе и его работнике Балде », «Повести Белкина», пишутся последние главы «Евгений Онегин».

После женитьбы молодожены переезжают жить в Москву, а затем в столицу. Снимают дачу в Царском Селе. Там Пушкин А.С. пишет известное письмо «Татьяны к Онегину», тем самым завершает работу над этим величайшим произведением.

Прижизненные и редкие издания Пушкина

При жизни Пушкина было издано множество его книг, можно сказать, что наш первый великий писатель - он же еще и первый профессиональный литератор, для которого книги - это не только "забава" и творчество, как, например для Жуковского, но и капитал и источник прибыли. В период, с позволения сказать, с 1799 по 1837 года Пушкина издавали многократно - на антикварном рынке пользуются спросом все прижизненные издания Пушкина Александра Сергеевича. Наряду с книгами Пушкина, неизменным спросом пользуются книги Лермонтова, Гоголя, Достоевского. Остальные классики не имеют столь высокой стоимости по ряду причин. Но вернемся же к прижизненному периоду Пушкинского письма, так, в 1836 году знаменитый поэт начинает издавать журнал «Современник». В нем он публиковал не только свои произведении, но и А.И.Тургенева, Н.В.Гоголя, В.А. Жуковского, П.А.Вяземского. Таким образом, хотел не только донести поэтическое слово, но и немного поправить свои финансовые дела. К сожалению, должного понимания у публики того времени поэт не нашел. Его не понимали.

Материальное положение оставалось плачевным, росли долги. В скором времени умирает мать поэта Надежда Осиповна. Поэт очень переживал утрату. «Черная полоса» продолжалась. На горизонте появился кавалергард Дантес. Стал публично оказывать знаки внимания молодой супруге поэта Наталье Гончаровой. Поползли недобрые слухи. 27 января 1837 года на Черной речке состоялась дуэль между Дантесом и Пушкиным. Смертельный выстрел интригана француза через три дня после дуэли унес жизнь талантливого поэта Пушкина Александра Сергеевича в сам расцвете его сил.

Собрания сочинений и посмертная слава

Сразу же после смерти Пушкина, вышло многотомное (почти полное) собрание сочинений (с 1838) в 11 томах в полукожанных переплетах а в советское время и до революции было издано свыше 200 томированных изданий Пушкина и собраний сочинений, рекордный тираж одного из которых составил свыше десяти миллионов экз. Книги Пушкина и другие издания а также справочную литературу об авторе.

История издания полных собраний сочинений величайшего из русских поэтов — А. С. Пушкина — насчитывает более ста лет. За издания сочинений Пушкина принимались крупные поэты (Жуковский, Брюсов), видные литераторы (Анненков) I и делая фаланга ученых цвет русской филологии. Около полу- I века тому назад высшее научное учреждение нашей страны, Академия наук — начала академическое издание, но оно не к завершено и поныне. В чем же причина?

Ознакомимся с историей изданий сочинений поэта. При жизни поэта полное собрание сочинений не выходило ни разу. Однако Пушкин предпринял ряд собраний произведений по отдельным жанрам, которые в своей совокупности должны были, по видимому, составить собрание сочинений. Начал он с собрания стихотворений.

Идея издания полного собрания стихотворений возникала I у Пушкина еще в лицее. В 1820 г., незадолго до ссылки, поэт приступает к ее осуществлению. Подготовленную для I издания тетрадь напечатать не удалось, а вскоре Пушкин I «полупродал, полупроиграл» ее в карты Никите Всеволожскому — основателю общества «Зеленая лампа» (отсюда на¬звание тетради — «тетрадь Всеволожского»). Не напечатал тетрадь и новый владелец, по видимому, потому, что положение ссыльного автора не благоприятствовало этому.

В 1825 г., пребывая в новой ссылке в селе Михайловском, поэт вновь принимается за подготовку издания, он готовит новую рукопись (т. н. «капнистовскую тетрадь» — по имени ее будущего владельца) и выкупает прежнюю, а тем самым и право издания, у Всеволожского. В «капнистовской тетради» поэт «установил состав, построение и текст первого своего стихотворного сборника» (Томашевский). Но и эта тетрадь также не была издана. Только в 1826 г. впервые выходят «Стихотворения Александра Пушкина» (Спб.). В этом первом собрании нет поэм («они помещены будут со временем в особенной книжке» — «От издателей») и нет почти поло¬вины ранее напечатанных стихотворений, не говорим уже о написанных: их, «презревших печать» и неопубликованных, неизмеримо больше. Половину сборника составили новые стихи, впервые здесь публикуемые, многие лицейские стихи автор подверг переработке. Сгруппированы они по жанрам.

В 1829 г. Пушкин предпринимает новое собрание стихотворений (опять без поэм): «Стихотворения Александра Пушкина. Первая часть» (Спб.; в том же году и вторая часть, в 1832 г. — третья часть и в 1835 г. — часть четвертая). Расположены стихи в хронологической последовательности.

Пушкин объединяет в собрание «Поэмы и повести» (Спб., А. Смирдин. 1835) в двух частях, охвативших девять поэм и повестей в стихах. Повести в прозе объединяются в сборнике «Повести, изданные Александром Пушкиным» (Спб. 1834) . Наконец, сверх включенных в эти собрания, отдельными книгами изданы «Борис Годунов» (Спб. 1831), «Евгений Оне¬гин» (Спб. 1833 и 1837) и «История Пугачевского бунта» (2 части. Спб. 1834).

Полного собрания сочинений не получилось, но ряд жанровых собраний, более или менее законченных, свидетельствует о желании поэта издать подобное собрание. Учтя тексты всех этих собраний, а также и то, что сверх их было- напечатано при жизни поэта в разных журналах, альманахах и сборниках, мы придем к заключению, что очень значительная часть литературного наследия Пушкина отсутствует в прижизненных публикациях. Часть этого наследия составляют тексты, которые сами авторы не публикуют (большая часть личных писем и дневников, отрывков произведений, черновики, варианты и пр.), — тексты, которые попадают в посмертные издания и естественно отсутствуют в прижизненных. Другую часть литературного наследия составили тексты, запрещенные цензурой, или же тексты, не представленные в цензуру, так как заранее было известно, что она их безусловно запретит.

Из этих двух групп особый интерес представляла вторая группа. Редакторам посмертных изданий предстояло опубликовать тексты этой группы, преодолевая цензурные рогатки, приспосабливаясь к цензуре, как это делал Жуковский, или ведя с ней тяжбу, как это делал Анненков, либо откладывать временно печатание тех или иных произведений. Что касается группы, то следовало собрать писательский архив, оберегать и изучать его и, вооружившись филологическими и текстологическими знаниями, обнародовать его.

Вернемся к группе произведений, неопубликованных по цензурным мотивам. Пушкин в послании 1822 г. к цензору на¬звал его «гонитель давний мой». Цензура, будь то цензор из цензурного ведомства или III отделение и высочайший цензор, преследовала поэта и его сочинения в течение всей его жизни и очень долго после его смерти. Первым ударом цензуры по автору «Вольности», «Моё», эпиграмм и пр. была ссылка его в 1820 г., ссылка, длившаяся в общей сложности свыше шести лет. В 1826 г. царь, вернув Пушкина из ссылки, обещал ему, что отныне цензуровать его сочинения будет он сам. Пушкин вскоре почувствовал тяжесть двойной цензуры: обычной, т. е. цензурного ведомства, и царской — бенкендорфской — III отделения. В 1827 г. против Пушкина возбуждено дело о стихотворении «Андрей Шенье». Слова Шенье, относившиеся к французской революции:

«О горе! о безумный сон!

Были истолкованы как стихи, относящиеся к восстанию 14 декабря. В 1828 г. в руки правительства попала поэма Пушкина «Гавриилиада», и поэта ожидала тяжелая кара. В течение более шести лет (1825—1831) на трагедии «Борис Годунов» лежало цензурное запрещение, отмены которого Пушкину удалось добиться с очень большим трудом. Есть веское основание предполагать, что тайным цензором «Бориса Годунова» был, по поручению III отделения, Булгарин, составивший «Замечания на комедию о царе Борисе и Гришке Отрепьеве», давшие Николаю I материал для запрещения «Бориса Годунова». Царь цензуровал «Медный всадник», и его поправки и требования оказались для Пушкина столь тяжелыми, что Пушкин так и не напечатал поэмы.

Опасаясь обысков и доносов, Пушкин сжег X главу «Евгения Онегина» и записал ее особым шифром. Этих примеров можно было привести множество.

После смерти Пушкина кабинет его по приказанию царя был опечатан, затем были перевезены на квартиру Жуковкого все бумаги поэта, которым жандармы произвели опись. Некоторые бумаги, тетради и листки во время описи и после нее исчезли и лишь через много десятков лет они сделались доступными для исследователей. Вскоре начата была подготовка первого посмертного издания, редактировавшегося Жуковским, Вяземским и Плетневым. Издание состояло из 11 частей, первые восемь вышли в 1838 г. и представляли собой перепечатку текстов, публиковавшихся при жизни, последние три вышли в 1841 г. и включили целый ряд посмертных публикаций по рукописям поэта. Среди этих публикаций были «Медный всадник» и др., которых поэт не печатал из-за обычной и высочайшей цензуры. Между тем* цензурные условия и после смерти Пушкина не изменились и не смягчились. Главному редактору издания В. А. Жуковскому предстояло либо отказаться от печатания этих не удовлетворивших цензуру произведений, либо вести из-за них «тяжбу» (но Жуковскому предстояло вести тяжбу с высочайшей цензурой, — дала ли бы она результаты?), либо приспособить тексты, сделать их приемлемыми для цензуры. Жуковский, там, где мог, избрал последний путь. Общеизвестен случай с «Памятником»: Жуковский, подправляя его, заменил в первой строфе слово «Александрийского» (столпа) словом «Наполеонова» и исказил всю 4-ю строфу. Вместо:

«И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим призывал».

Жуковский напечатал:

«И долго буду тем народу я любезен,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что прелестью живой стиха я был полезен И милость к падшим призывал».

Первые редакторы пустили в оборот много новых произведений Пушкина, правда часто подправленных. Вина их объяснима. Гораздо больше оснований, нам кажется, обвинять их в неряшливой работе над первыми восемью томами. Белинский назвал издание «безобразным», предпочитая ему при¬жизненные издания, Вместо хронологической группировки стихов, какую мы видели в издании 1829—1835, была введена жанровая, но жанры брали мелкие, неточные, произвольные и сбивчивые; текст перепечатывали то по журнальной публикации, то по собранию 1829—1835 гг., без всяких обоснований мотивов выбора текста, многим стихам даны произвольные заглавия. В издании было много опечаток. Наконец, не напечатаны многие произведения, ранее печатавшиеся.

В течение 14 последующих лет собрания сочинений Пушкина не издавались.

В 1855 г. появились «Сочинения Пушкина с приложением материалов для его биографии...» (Спб., П. В. Анненков) в шести томах, т. VII, дополнительный, вышел в 1857 г.

В первом томе помещены «Материалы для биографии Пушкина», составленные П. В. Анненковым, — первая научная биография поэта. Работа над изданием велась по рукописям, введено много новых текстов: неизданные строфы «Евгения Онегина», дополнительные строфы «Домика в Коломне», перевод 23-й песни «Неистового Роланда» и т. д., введены тексты, печатавшиеся при жизни Пушкина, но пропущенные в первом посмертном издании. Много важных в текстологическом отношении материалов дал т. VII, изданный тогда, когда цензурные условия смягчились: статья «Александр Радищев», ранее запрещавшаяся; стихотворение «О муза пламенной сатиры» и мн. др. «Первою заботой нового издания должно было сделаться исправление текста издания предшествующего», — читаем мы в «Объяснении к изданию «Сочинений Пушкина» 1855 г.», — «но это, по важности задачи, не иначе могло произойти, как с представлением доказательств на право поправки или изменения. Отсюда вся система примечаний, допущенная в настоящее издание. Каждое из произведений поэта, без исключения, снабжено указанием, где впервые оно явилось, какие варианты получило в других редакциях при жизни поэта, и в каком отношении с текстом этих редакций находится текст посмертного издания». Из этого видно, что новый редактор, в отличие от редакторов издания 1838—1841 гг., подошел к изданию как филолог и текстолог. Его редакторская работа далеко не безупречна (см. ниже), но прав был Анненков, заявив, что отныне «арена Для библиографической, филологической и эстетической критики открыта».

Новый редактор должен был также решить цензурный вопрос, так как первые шесть томов обсуждались в цензуре В 1854 г., т. е. в период тяжелых цензурных условий.

В статье «Любопытная тяжба» Анненков рассказал о том, как «издание Пушкина 1855 г. в полном его составе висело

волоске вплоть до своего появления» и о той тяжбе с цензором, которую он предпринял, отстаивая пушкинский текст.

Анненковское издание было сочувственно встречено со-временниками. Чернышевский положительно оценил аппарат издания, позволяющий судить о процессе работы поэта над стихом. Такого издания русская практика еще не знала, и именно оно положило основание разнообразным текстологическим работам вообще и специально пушкиноведению.

Уже через четверть века на анненковское издание посыпались резкие нападки со стороны П. А. Ефремова и В. Е. Якушкина, текстологические пробелы анненковского издания стали очевидны. Анненков в защиту выдвинул тезис, объясняющий во многом его работу: Анненков требует от

редактора эстетического и нравственного отбора текстов: «Только другой Пушкин, тот, который признан единогласно воспитателем русского общества... только этот нам и нужен, а о его двойнике нам достаточно общей характеристики». Не¬чего и говорить, к каким результатам может привести такой субъективный принцип отбора.

«Арена», открытая Анненковым, была перенесена в «Библиографические записки», «Русский архив» Бартенева, «Рус¬скую старину» и т. д. Дополнения, исправления предлагались очень многими, однако авторитет анненковского издания стоял еще высоко, ревизия началась позже. Исаковское издание, редактированное Г. Н, Геннади — «Сочинения А.С. Пушкина» — в шести томах (Спб. 1859; том «Приложения к сочинениям, изданным Я. А. Исаковым». Спб. 1860; вто¬рое издание вышло в 1870 г.) было встречено несочувственно. Острослов С. А. Соболевский — друг Пушкина — написал эпиграмму:

«О жертва бедная двух адовых исчадий,

Тебя убил Дантес и издает Геннади».

Почти одновременно с Анненковым, Герцен и Огарев за границей, придавая большое революционное значение запрещенным царской цензурой стихотворениям Пушкина, печатают их в «Полярной звезде» и в сборнике «Русская потаенная литература XIX в.» (Лондон. 1861). В этих публикациях с текстологической стороны не все обстояло благополучно: трудно было в зарубежных условиях доискаться источников тайно присылаемых из России стихов. Многое из того, что напечатали Герцен и Огарев, сейчас печатается в отделах, но именно Герцен и Огарев напечатали впервые «Вольность», «Кинжал», эпиграммы на Аракчеева, «В Сибирь», полные тексты стихотворений «Послание к Чаадаеву», «Деревня» и т. д. В России же эти стихи появились много позже и в отрывках .

Репутация анненковского издания была сильно поколеб¬лена в начале 80-х годов. В 1880 г. вышло третье исаковское издание, к редактированию которого был привлечен (вместо Геннадия) П. А. Ефремов, обнаруживший ряд пропусков, сокращений и промахов Анненкова и высказавший в очень резкой форме в примечаниях к отдельным произведениям отрицательное отношение к анненковскому изданию. Анненков ответил статьей, тоже резкой, объясняя свои принципы редактирования, возражая против «великого принципа полно-ты» и, называя Ефремова «творцом нового рода увеселительной библиографии», увидел «знамение времени» в том, что появилась школа археологов и изыскателей, которые занялись собирательством документов, сличением разностей между текстами и т. д., считая их за самую науку. В 1882 г. .поступили в Румянцевский музей рукописи, которыми когда- то пользовался Анненков, их тщательно обследовал и описал В.Е. Якушкин, пришедший к выводу, что «Анненков почему-то пренебрег значительною, большей частью бывшего у него в руках материала». Разбирая эстетический критерий Анненкова, Якушкин писал: «В действительности Анненков пропустил много такого материала, который может выдержать какую угодно эстетическую критику, и много такого, до чего нет дела эстетике и что напечатать г. Анненкову не мешала никакая теория».

Теперь мы знаем, что и П. А. Ефремов, редактировавший с 1880 г. ряд изданий в течение четверти века, и П. О. Морозов, начавший редактировать издания сочинений Пушкина с 1887 г. (изд. Литер, фонда), неудовлетворительно справились с редактурой и что, в первую очередь, редактировал по-любительски Ефремов. Тем не менее, ревизия анненковского издания, выполненная Ефремовым, Якушкиным и др., была своевременна и полезна. Из названных двух редакторов, соревновавшихся между собой, лучше вел редактуру Морозов, особенно в издании 1903— 1906 гг. «Сочинения и письма» (Тт. I—VIII. Спб., «Просвещение»). Показательно, что Морозов был привлечен в качестве одного из редакторов академического издания.

В Академии наук вел работу над текстами лицейских стихов акад. Я. Грот, много поработал акад. Л. Н. Майков. Публиковал тексты И. Шляпкин и др. К 100-летию со дня рождения поэта Академия наук решила выпустить академическое издание сочинений Пушкина.

Академическое издание выходило медленно:

Сочинения. Т. I. Приготовил... Л .Н. Майков. Спб. 1899; изд. 2. Спб. 1900.

Т. II. Ред. В. Якушкина. Спб. 1905.

Т. III. Ред. В. Якушкина и П. Морозова. Спб. 1912.

Т. IV. Ред. П. Морозова. Пгр. 1916.

Т. XI. Ред. В. Якушкина и Н. Фирсова. Пгр. 1914.

Т. IX (2 полутома). Ред. Н. Козмина. Л. 1928—1929.

Академическое издание сочинений Пушкина вызвало ряд отрицательных отзывов и высказываний. Между тем редакторы — крупные знатоки текста Пушкина, в руках которых было подавляющее число рукописей поэта; в академическом издании напечатано много неопубликованного материала, впервые печатались черновики и пр. В чем же причина неудачи? В нечеткости текстологических приемов редактирования, характерной для всего старого пушкиноведения, приведшей к разнобою в приемах редактирования отдельных томов разными редакторами. Оживленные споры вызвал, например, метод подачи черновых вариантов в т. н. транскрипциях, «бесполезных для исследователя пушкинского творчества, изобилующих к тому же рядом неверных чтений и про¬сто неразобранных слов («нерзб.»). Эти неверные чтения и «нерзб.» здесь не случайны, они совершенно неизбежны при таком методе». Многие слова и фразы у Пушкина «могут быть только угаданы, но для этого нужно ясно понимать весь ход писания рукописи, знать, к какому моменту создания произведения относятся эти слова, с каким контекстом они связаны».

Кроме вопроса о чтении и подаче вариантов, оспаривалось и многое другое в старом академическом издании, на¬пример, редакция лицейских стихов, единый (без деления на жанры) хронологический порядок и т. п. В советское время сделали попытку продолжить старое академическое издание, издав том IX, но затем было решено отказаться от продолжения его и приступить к новому академическому изданию (см. ниже). %

Видное место среди дореволюционных изданий заняло издание: «Пушкин. Тт. I—VI. Под ред. С. А. Венгерова (Спб. — Пгр., Брокгауз-Ефрон. 1907—1915. «Библиотека великих писателей»). Редактор намеревался дать не только собрание сочинений Пушкина, но и «пушкинскую энциклопедию», т. е. ряд исследований о нем. С этой целью Венгеров привлек многих пушкинистов и писателей к редактированию, к написанию пояснительных статей и примечаний к каждому произведению Пушкина. Коллектив сотрудников, однако, оказался разношерстным: рядом с крупными учеными и текстологами (Лернер, Модзалевский и др.) и видными поэтами (Брюсов, Блок) выступает также критик-импрессионист Ю.Айхенвальд. Вследствие этого ценность статей и примечаний неодинакова. Текстологическая работа, во многом неудовлетворительная, отражала общее состояние пушкинской текстологии в дореволюционные годы. Издание под ред. Венгерова прекрасно иллюстрировано и в этом отношении превосходит все другие издания.

Перейдем к советским изданиям. В 1919 г. вышло под ред. Валерия Брюсова «Полное собрание сочинений со сводом вариантов и объяснительными примечаниями в 3 то¬мах и 6 частях». Т. I. Ч. I. (М., Гиз). Эта единственно вышедшая часть отведена лирике. Брюсов — автор текстологической книги о лицейских стихах Пушкина и ряда других работ о нем. Тем не менее, «трудно назвать другое издание,— пишет Б. Томашевский, — в котором текст был бы более искаженным», «проблема научной критики текста осталась редактору чужда. Положившись на собственные поэтические силы, он думал личным «вдохновением» заменить критический анализ материала. В результате мы видим картину полного крушения». Томашевский критикует и понимание Брюсовым «лирики», и разбивку на дробные хронологические периоды, и рубрикацию отделов, и примечания, «перебивающие» текст Пушкина. Главный же дефект издания — «это своеволие, с которым редактор обращался с текстом». Брюсов по разным, часто ненадежным источникам и собственному вдохновению «творил какой-то стихотворный полуфабрикат». Брюсовское издание было, пожалуй, последним отголоском дилетантизма и любительства, нередкого у дореволюционных редакторов. Последующие же советские издания опирались уже на прочные текстологические принципы. Теория текстологии в эти годы вообще оживленно обсуждалась (М. Гофманом, Г. Винокуром, Б. Томашевским, С. Бонди % др.). Характерно, что, готовя даже массовые издания, редакторы специально изучали источники текста. Примером может служить изданный впервые в 1924 г. под ред. Б. Томашевского однотомник — второе, после брюсовского, советское издание. На первых порах задачи его понимались весьма узко. Редактор ограничился «исключительно художественными произведениями Пушкина, приблизительно в том составе, в каком поэт мыслил свое собрание в 30-х годах», «устранены все черновики, наброски, интимные послания, эпиграммы и пр., не предназначавшиеся к широкому распространению» и «все произведения, отвергнутые самим поэтом по эстетическим мотивам». Такие строгие принципы отбора чрезмерно сузили собрание. Скоро выяснилось, что такой однотомник недостаточен. Массовому читателю, на которого однотомник был рассчитан, нужен был весь Пушкин, а не избранный и ограниченный. Пришлось рамки однотомника значительно расширить (в шестом издании 1930 г., особенно же в издании 1935 и последующих годов). Но для издания 1924 г. и значительно расширенных изданий 1935 и последующих годов велась '7 специальная текстологическая работа, необычная в массовых изданиях, устранены цензурные искажения и даны очень И обстоятельные, приноровленные к нуждам широкого читателя, комментарии и вступительные статьи.

Текстологические исследования, еще более развернулись Ж. При работе целого коллектива пушкинистов над гизовским шеститомником. На него смотрели как на подготовку к академическому изданию. Это «малое академическое издание» явилось крупным событием в пушкиниане. Коллектив редакторов провел почти сквозную проверку всего текстового материала и пересмотр всех источников текста. «Полное собрание сочинений в шести томах. Под общей редакцией Д. Бедього, А. Луначарского и др.» выходило в двух вариантах: как приложение к журналу «Красная нива» на 1930 г. и как издание Г'из’а (Гихл’а) по особой подписке (М. 1931 —1933). Изданий иле «Красной нивы» отличается от гизовского тем, что последний, 12-й выпуск издания «Красной нивы» отведен был «Путеводителю по Пушкину». Отсутствие комментария во всех томах компенсировалось «Путеводителем», своеобразной, хотя и не полной «энциклопедией» по Пушкину, составленной большим коллективом пушкинистов. Издания Гиз’а (Гихл’а— Гослитиздата) продолжали переиздаваться, несколько меняя состав редакции.

Работа над этими изданиями дала значительные результаты: в шеститомники ввели новые тексты и очистили от цензурных и редакторских извращений целый ряд произведений Пушкина.

Четвертое издание Гослитиздата вышло в 1936 г. к юбилейным пушкинским дням (столетию со дня смерти поэта), широко отмечавшимся всей советской общественностью. Главное внимание было вновь направлено на текст, достоверность и полноту его (помещено все, кроме писем), в этой области 1 были достигнуты новые успехи. Отсутствуют варианты и комментарий, но помещен подробный «Глоссарий» (составленный В; В. Виноградовым), в котором даны объяснения встречающихся А в сочинениях Пушкина устарелых слов.

К юбилейным же дням издательство Асабегша выпустило под ред- М. Цявловского два издания: малого формата, в 9 томах (М.-Л. 1935—1938) и большого формата, в 6 томах (М.-Л., 1936—1938). Малое издание исходило из тек¬ста изданий Гихл’а; в нем помещено все, кроме писем, да» свод важнейших вариантов, комментарий краток. Оформлено миниатюрное издание, отпечатанное на тонкой бумаге, любовно.

В отличие от изданий Гихл’а — Гослитиздата и девятитомника Асабеппа, шеститомник изд. Асабепна содержит письма (в т. VI — «полный свод сохранившихся до нашего времени? писем поэта в количестве 800») и дает в каждом томе раздел «варианты и комментарии» (варианты важнейшие). К юбилейным же дням относится и начало выхода нового академиического издания, так как от продолжения старого академического издания решено было отказаться (по инициативе М. Горького).

Новое академическое издание видит свою основную задачу в полном и точном опубликовании текстов — основного и вариантов, а не в комментариях. Последних нет: материалы о Пушкине не должны печататься в издании его сочинений. Учтена вся работа, проведенная ранее над гиз’овскими изданиями и успехи текстологической теории, впервые, в сущности, разработанной в советские годы. На место транскрипций — связный текст черновика. Вместо единой хронологии (невозможной и путающей читателя) — жанровое расположение. Учтены новые находки пушкинских текстов и их изучение (например, изучение X главы «Евгения Онегина»). Над изданием каждого тома работает коллектив пушкинистов. Вышли тома I, IV, VI—X, XIII—XIV (из 18 намеченных томов).

В заключение укажем издания писем и дневника Пушкина «Переписка» была издана под ред. с примечаниями В. И. Сайтова (3 тома. Спб., Академия наук. 1906—1911); затем вышли 3 тома (из намеченных 4-х) «Писем» под ред. и с примечаниями Б. Л. Модзалевскога (тома 1-П. М.-Л., Гиз. 1926—1928; том III Под ред. Л. Б. Модзалевского. М.-Л., Асайегша. 1935). Последнее издание имеет совершенно изумительный по обилию мате¬риалов и тщательности комментарий.

«Дневник» Пушкина издавался Гиз’ом в 1923 г. дважды: в Москве («Труды гос. Румянцевского музея») и в Петрограде (Пушкинским домом); комментарии в обоих изданиях чрезвычайно подробны (в московском издании на 35 стр. пушкинского текста — 543 стр. комментария, в петроградском — соответственно 27 и 274 стр.). Комментарии к письмам и дневникам по богатству биографических сведений являются прекрасными пособиями по биографии поэта.

Борис Годунов. 
Скидка 400000Р
13 400 000 Р
13 000 000 Р
Повести, изданные Александром Пушкиным.
Скидка 12020000Р
13 300 000 Р
1 280 000 Р
Показать еще 10 товаров
Цена

Р  –  Р

  • 540Р
  • 14000000Р
Издательство
Формат
Жанры
Страны