Фильтры товаров Фильтры товаров

Издательство Дмитрий Сечин

Издательство Дмитрий Сечин

Издательство Дмитрий Сечин основано в конце нулевых годов одним из книготорговцем Д.Е. Сечиным. В настоящее время Издательство Дмитрий Сечин выпустило в свет:

Исправленное издание Собрание сочинений Шопенгауэра в 6 томах. (издание 2-е)

Собрание сочинений Аркадия Аверченко. В 13 томах.

Собрание сочинений Велимира Хлебникова в 6 томах. В 7-ми книгах. (издание 2-е)

Собрание сочинений Замятина в 5 томах.

В настоящее время издательство Дмитрий Сечин выпускат собрание сочинений Андрея Белого (продолжает выпуск), остается выпустить последний том ВХ (В.В. Хлебникова), три тома сочинений Аркадия Аверченко.

В нашем магазине Вы можете купить книги Издательства Дмитрий Сечин по сниженным ценам.

Купить книги издательства Дмитрий Сечин

Издательство Дмитрий Сечин основано в конце нулевых годов одним из книготорговцем Д.Е. Сечиным. В настоящее время Издательство Дмитрий Сечин выпустило в свет:

Исправленное издание Собрание сочинений Шопенгауэра в 6 томах. (издание 2-е)

Собрание сочинений Аркадия Аверченко. В 13 томах.

Собрание сочинений Велимира Хлебникова в 6 томах. В 7-ми книгах. (издание 2-е)

Собрание сочинений Замятина в 5 томах.

В настоящее время издательство Дмитрий Сечин выпускат собрание сочинений Андрея Белого (продолжает выпуск), остается выпустить последний том ВХ (В.В. Хлебникова), три тома сочинений Аркадия Аверченко.

В нашем магазине Вы можете купить книги Издательства Дмитрий Сечин по сниженным ценам.

Биографии авторов, чьи собрания увидели свет благодаря издательству Дмитрий Сечин.

Сайт издательства Дмитрий Сечин. (временно не работает)

Виктор Владимирович Хлебников (1885-1922) – русский писатель, футурист и публицист, видный деятель культуры начала XX века. Печатался как Велимир Хлебников. Велимир Хлебников родился в образованной семье. Его отец был орнитологом, а мать по образованию историк. Возможно, именно профессия матери повлияла на Хлебникова и его увлечения, и интересы в последствии. В семье было несколько детей. Сестрой Велимира была Вера Хлебникова, в будущем ставшая живописцем. Детские годы Хлебникова были непростыми. Из-за профессии его отца они много путешествовали. Родившись в Малодербетовском улусе, он позже путешествовал по многим регионам. Среди них были и Симбирск, и Казань. Именно в Казани Велимир получил начальное образование. Уже во время обучения в гимназии Хлебников начал интересоваться разнообразными вещами. Помимо русской культуры, чего внимание привлекла японская. Он даже начал самостоятельное изучение японского языка. В нем Хлебников искал новые способы выражения, символику. Хлебников начинает пытливые поиски своего «я». В последующем всю его жизнь одним из вопросов, которые он будет рассматривать в творчестве, станет роль человека в истории и кто такой – идеальный человек. Высшее образование Велимир получал непросто. Вначале он подал прошение на обучении в Казанском университете, на математическом факультете, осень 1903 года. Но учеба у него не задалась – революционная деятельность и литература занимали его больше, чем математика. В ноябре того же года после всего пары месяцев учебы, Хлебникова арестовывают. Причиной стало участие в митинге студентов. В феврале следующего года Хлебников решил покинуть ряды обучающихся в Казанском университете. Но летом Велимир подал документы на естественное отделение того же факультета. В 1904 году Хлебников начинается свои первые литературные опыты. Была даже попытка неудачная попытка опубликовать пьесу. Она называлась «Елена Гордячкина». Виктор отправил ее самому Максиму Горькому, в издательство «Знание», но пьеса была отвергнута. В период с 1904 по 1907 год, Хлебников идет по стопам отца и принимается за орнитологию. Он участвует в нескольких экспедициях, в районы Дагестана и Северного Урала. Их результатом стали несколько опубликованных статей. В это же время, Виктор начинает изучать творчество русских символистов, таких как Фёдор Сологуб. Мировоззрение Хлебникова было потрясено русско-японской войной. Жертвы войны казались ему бессмысленными. Он начинает поиск того, что позже назовет «основным законом времени» - способа предотвратить будущие жертвы или хотя бы как-то их оправдать. 1905 год навсегда останется для Хлебникова значимым, позже он сравнит его с обрывом, с которого «мы бросились в будущее». В 1906 году Виктора приняли в Общество естествоиспытателей Казанского университета. Но орнитология интересует его все меньше, он совершенно забрасывает научную деятельность. Учебе посвящает тоже все меньше времени. Его все сильнее охватывает страсть к литературе. Долгое время он занимается своим новым произведением, прозаическим и масштабного характера. Называлось оно «Еня Воейков» и осталось незаконченным. Но опыт, полученный во время этого творчества, помог ему в дальнейшем. Вновь под влияние поэтов-символистов попадает Хлебников уже в 1908 году. Тогда он отправил свои стихи Вячеславу Иванову, поэту и символисту, чьим большим поклонником был давно. Лично поэты познакомились позже, через несколько месяцев того же года, в городе Судак. Под впечатлением от нового знакомства, Виктор начинает активное творчество. Им были написаны около сотни стихотворений и даже пьеса «Таинство дальних». Все эти произведения были полны отсылок и аллюзий на античную мифологию. В них сквозит символизм и поиск Хлебников своего собственного стиля, слога. Понимая, что в Казани его талант не получит должного развития, Хлебников принимает важное решение – пора переезжать. И, естественно, в столицу, Санкт-Петербург, туда, где живет вся российская богема, литераторы и прочие деятели искусства. Хлебников договаривается о переводе на третий курс Санкт-Петербургский университет, естественно-научное отделение. Оказавшись в Петербурге, Виктор начинает дружбу с несколькими такими же как он, молодыми поэта. Для него начинается настоящая богемная жизнь. Начинаются новые важные знакомства, с такими важными людьми, как Ремизов и Городецкий, также принадлежащие к движению символистов. Естественно, в таком окружении его взгляды и предпочтения в творчестве, связанные с символизмом. У Ремизова и Хлебникова оказывается еще один общий интерес – это языческие обычаи древней Руси, мифология и народный, настоящий, а не литературный русский язык. Именно в квартире Ремизова, среди собиравшихся там людей, Виктор теперь появлялся больше всего. Велимир начинает новое творчество. Основные его мотивы – славянская тема, языческая. Как и многие другие поэты того времени, увлекавшиеся древней Русью, недостаток знаний они восполняли выдумкой. Хлебников пишет ряд новых произведений, таких как пьеса «Снежимочка». В них фигурируют и выдуманные персонажи мифологии. Такие как смехини, Березомир, снежини и другие. Хлебников полагал такую литературу новым веянием, возрождением древнерусской культуры. В 1908 году Виктор вдруг проникается идеями панславянизма. Вероятно, это было продолжением его интереса к мифологии. Как и многие другие деятели культуры, он пропагандирует идею объединения всех славян, восточных, западных и южных. 29 октября 1908 Хлебников печатает анонимно в газете «Вечер» «Воззвание учащихся славян». В нем говорится об объединении славян восточной Европы, их защиты от чужеземного ига. Но такие идеи ненадолго продержались в голове Хлебникова – скоро он уже отходит от позиций панславянизма. Сентябрь 1908 года приносит Хлебникову новый подарок судьбы – знакомство с Василием Каменским, который в то время работал заместителем главного редактора в известном журнале «Весна». Благодаря этому Виктор начинается печататься. Первым было стихотворение «Искушение грешника», полное неологизмов. В 1909 году Хлебников провел много времени на Украине. Он жил в городе Святошин, недалеко от Киева, у своих родственником по матери Рябчевских. В этот год он мало писал. Близкие отношения у него установились с Марией, дочерью Рябчевских, он ей даже посвятил стихотворения. В мае месяце Хлебников ненадолго уехал из Святошина, в Петербург, где посещал поэтические собрания в квартире Василия Иванова, которую в литературных кругах называли «башней». Там существовала «Академия стиха», нечто вроде собрания молодых поэтов. В 1909 году же Хлебников написал одно из самых уникальных своих произведений, то ли поэму, то ли рассказ «Зверинец», посвященное Василию Иванову, с которым он крепко сдружился. В сентябре того же года, Хлебников вновь решает изменить направление учебы. Вначале он подает прошение на перевод на факультет восточных языков, желая заниматься санкритической словесностью, но поразмыслив, решает все же выбрать историко-филологический факультет. Далее следуют новые важные знакомства: с Гумилевым, Алексеем Толстым и Михаилом Кузминым. Продолжают проявляться интересы Хлебникова к Древней Руси. Он решает взять себя псевдоним – Велимир, то есть «большой мир» - это южнославянское имя. В дальнейшем именно под ним он и будет издаваться. Хлебников постепенно расходится с символистами во взглядах на поэзию. Он много пишет, но в журналах символистов его печатают все менее охотно. Хлебников в письме родителям признается, что с Городецким, Кузминым и другими у них отличаются методы. В начале 1910 года прошел уже практически полный разрыв с символистами. Хлебников прекратил посещать «Академию стиха». Но с помощью Василия Каменского он нашел себе новых друзей и коллег по искусству. Ими стали художники и поэта: Матюшин, Гуро, братья Бурлюки. У последних на квартире вскоре Велимир и поселяется. В журнале «Аполлон», руководимом символистами, Хлебникова печатают все меньше. Отказано было в печати стихотворения «Зверинец», но некоторые другие печатались, только под редакцией. Велимира и его друзей это не устраивало. Они решили издавать свои сборники. Ими была основа группа «будетляне», чье название исходит от слова «будет». Название для нового сборника было выбрано «Садок судей». Он был издан в апреле 1910 году. Тираж был небольшой, всего триста экземпляров. Важная особенность этого сборника – особенности написания слов, там не было твердого знака в конце слов. «Садок…» включал в себя несколько произведений Хлебникова, среди которых был и «Зверинец». Литературный мир воспринял это издание негативно, как вызов себе. В частности, Брюсов назвал его «хулиганской выходкой», «мальчишеством». Будетлян часто называются первейшей группой футуристического направления в отечественной литературой. Лето 1910 года проходит в новой поездке. Вместе с братьями Бурляками от отправился в Таврическую губернию, где отец последних был управляющим поместья. Здесь они взяли себе новое название, «Гилея», по древнему именованию данной местности. Хлебников продолжает много писать, но его творчество уже не такое, как прежде. В нем теперь меньше вызова и неологизмов. Велемир стал старше и его интересы медленно меняются. С 1911 года начало увлечение Хлебникова занятием, которое определит всю его последующую жизнь. Это изучение закономерностей истории, основанное на математических вычислениях. Это стало неким сочетанием его идей футуризма, желания изменить историю, контролировать ее, родившееся после русско-японской войны и начал математического образования, полученных когда-то в Казанском университете. В это же время, Хлебникова исключают за неуплату. Это стало причиной серьезной ссоры с родителями. Последние не одобряли его занятий литературой и считали, что ему давно пора взяться за настоящее дело. Велимир отправился в речное путешествие в Астрахань. К 1912 году у будетлян оставался всего лишь один изданный сборник. Два года они собственно ничем не занимались заметным. Один из братьев Бурлюк, Давид, пригласил вступить в будетляне Владимира Маяковского и Алексея Крученых. Тогда они оба были еще молодыми и неизвестными поэтами. Хлебников близко подружился с Крученых, с которым их связывал одинаковый взгляд на построение стиха и эксперименты со словом. В Херсоне, в 1912 году Хлебников издает свою первую личную книгу, занимающую особое место в его творчество. В ней, озаглавленной «Учитель и ученик», поэт излагает свои идеи исторических закономерностей и предполагает падению государства в 1917 году, то есть за пять лет до событий Февральской и Октябрьской революций. Следующее издание было выпуском поэмы «Игра в аду», которую Хлебников написал в соавторстве с Кручёных. Постепенно начинается оформление движения футуристов, в которое вошли будетляне и другие. Они начинают активно пропагандировать идеи Хлебникова о закономерностях истории. В этом движении были как поэты, так и художники, в основном авангардисты. Они организовывали различные выставки и выступления. 31 декабря 1912 года вышел в свет новый сборник, под названием «Пощечина общественному вкусу». Его открывал манифест, который написали Бурлюк, Кручёных, Хлебников, Маяковский. Этот манифест содержал призыв против классиков русской литературы, таких как Пушкин и другие, в том числе современников Велимира, даже его учителя Кузмина. Классики обвинялись в несоответствии реалиями нового времени, а современники – в меркантилизме, желании заработать. Хлебников спорил по некоторым пунктам, в частности о включении в список фамилии Кузмина, но уступил. Так, некогда бывший другом символистам, он стал их противником. В дальнейшем Хлебников продолжал активную деятельность с футуристами. В период войны, он ненадолго попадает в армию, но впоследствии с помощью друзей получает справку о психическом нездоровье и покидает фронт. Он умер весной 1922, страдая от приступов лихорадки, которая переросла в паралич и гангрену. 28 июня 1922 года Хлебникова не стало.

Аверченко Аркадий. Аверченко Аркадий Тимофеевич родился 18.03 1881 г. в Крыму, в Севастополе. Русский писатель, театральный критик, сатирик. Отец – Тимофей Петрович Аверченко – купец, мать – Сусанна Павловна Сафронова – дочь отставного солдата. Никакого начального образования будущий писатель не получил в виду проблем со зрением и разорением отца, что привело к невозможности посещения учебного заведения. В 16 лет, в 1897 г. А. Аверченко уезжает работать в Донбасс. После трёх лет работы издаёт несколько рассказов, например, рассказ «Молния». В нач. ХХв. Перебирается в Харьков, где в 1903 г. напечатана его дебютная работа «Как мне пришлось застраховать свою жизнь». 1906-1907 гг. – работа в журналах «Штык», «Меч». 1908 г. – журнал «Стрекоза», куда привлекает А.Н.Толстого. После Октябрьской революции происходит закрытие оппозиционных изданий, в также и «Стрекозы». С 1921 г. Аверченко находится в эмиграции. Периодически живёт в Константинополе, Париже, Софии, Белграде, но окончательно оседает в Праге, где и живёт до конца жизни. Литературное наследие: «Шалуны и ротозеи»; «Кипящий котёл»; «Записки Простодушного» и др.; Умер писатель 12.03 1925 г. в Праге, где и похоронен.

Андрей Белый, он же Борис Николаевич Бугаев (1880-1934) – русский писатель, прозаик и поэт. Один из ведущих литературный деятелей символизма и модернизма в России начала XX века. Борис родился в Москве, в семье известного математика, декана физико-математического факультета и его жены, в девичестве Егоровой. Родившись в такой семье, Бугаев был обречен на хорошее образование. В квартире его родителей регулярно собирались лучшие представители высшего света – писатели, поэты и многие другие. Бывал даже Лев Николаевич Толстой. В этой квартире молодой Бугаев прожил двадцать шесть лет. Теперь там находится мемориальный музей его имени. В период с 1881 по 1889 годы, Борис обучался в престижной гимназии Л.И Поливанова. Там его в старших классах охватило увлечение экзотерикой, мистикой, всем таинственным и не понятным. Такое его увлечение оказало влияние на все последующее творчество поэта – он привыкнет видеть во всем надчеловеческие, даже надисторические силы. Одновременно он всерьез занимается изучением литературы. Из русских писателей Бугаеву глубоко симпатичен Достоевский. А из иностранных литераторов и философов – Ибсен и Ницше, автор знаменитой теории о «сверхчеловеке» В 1895 году начинается дружба между Борисом и семейством Соловьевых – Сергеем, его родителями и братом, будущим философом Владимиром Соловьевым. После обучения в гимназии Бугаев поступает на отделение естественных наук на физико-математическом факультете. Это происходит по настоянию его отца, который желает держать сына поблизости и иметь возможность влиять на его судьбу, а также, чтобы Бугаев-младший продолжил его дело математика. Борис видит в этом новые возможности. Он ищет способ объединить свой интерес к мистике и прочему с точными науками. В университете он занимается зоологию, всерьез рассматривает теорию Дарвина и вообще проявляет хорошее прилежание. Но при этом он не пропускает известного тогда журнала «Мир искусства». Осень 1899 года, Бугаев все больше понимает, что слог, слово, стихи – его призвание и продолжает развивать свой литературный талант. Все время обучения в университете, он не забывает о своем увлечении, том, в чем видит свое настоящее призвание и даже долг. Вскоре, в 1901 году, он знакомится с новыми людьми – Брюсов, Мережковский. Все его новые знакомые – «символисты» и Борис видит в них своих учителей, своих старших братьев, идущим потому же пути в литературе, но сделавших больше шагов. Вскоре, в 1903 году, Белый становится достаточно известен, чтобы вокруг него образовался собственный литературный кружок. Собирались его представители на квартире у Астрова. А названием своим выбрали «аргонавты». Вскоре было решено издать сборник стихов «аргонавтов». Сборник получил название «Свободная совесть» и был выпущен в двух экземплярах. Туда вошли как стихи Андрея Белого, так и других авторов кружка. Другое важное событие того же времени – знакомство с Александром Блоком, которое оказало влияние не только на творчество, но и на личную жизнь Бугаева. В 1903 году они вступили в переписку, а познакомились через год. Между Бугаевым и Любовью Менделеевой, женой Блока, вспыхнул кратковременный роман, который вскоре оборвался по ее решению Когда Любовь объявила Борису, что останется с Блоком, это глубоко потрясло молодого Бугаева и оставило шрам на его сердце до конца жизни. Он едва не окончил свою жизнь самоубийством. Еще в 1903 году Белый-Бугаев успешно закончил университет с отличием, но решил продолжать свое образование. Для этого он поступил в то же высшее учебное заведение в 1904 году, но уже на другой факультет – историко-филологический. Впрочем, быстро вспыхнувший интерес угас. Уже на следующий год он практически перестал посещать занятия, а еще через год продал прошение об отчислении. Он все яснее видел, что будущее его за литературой и ей необходимо посвящать все свое время. В 1904-1909 годах Белый сотрудничает с журналом «Весы», где публикуется несколько его стихотворений. В году 1909-ом Андрей сблизился с новой девушкой. Ей стала Анна (Ася) Тургенева (1890-1966). Вместе с ней он в 1911 году совершил несколько путешествий по Южной Европе, Северной Африке и Палестине. Полученные там впечатления позже легли в несколько его произведений. Также были изданы «Путевые заметки». Связь с Асей будет продолжать еще много лет. 1910 году Борис проводит несколько выступлений перед молодыми поэтами. В них он, пользуясь математическими знаниями, полученными в университете, выводит просодию. Д. Мирской называл это датой, когда в России стихосложение стало настоящей наукой. В 1912 году происходит новое важное знакомство в жизни Андрея. В Берлине он и Ася знакомятся с философом Рудольфом Штейнером. Вскоре молодой поэт становится его учеником. Новая философия охватывает его полностью. Белый практически разрывает связи с прежними друзьями и посвящает себя учебе у Штейнера. Он прекращает писать стихи на какое-то время и занимается в основном прозой. В начале Первой мировой войны Белый вместе с остальными учениками Штейнера находился в городе Дорнах, Швейцария, где они были намерены построить храм своего учения собственными руками. В 1914 году же, в марте, в городе Берн был заключен первый брак в жизни поэта. Молодоженами были Анна Алексеевна Тургенева и Борис Николаевич Бугаев. Но этот брак принесет ему мало счастья. До начала войны Белый успел посетить могилу Ницше, другого немецкого философа, которого продолжал глубоко уважать все эти годы. В 1916 году Белый был вызван в Россию властями, для проверки его готовности к военному призыву и отношения к армии. Из-за растянувшейся линии фронта, возвращаться пришлось кружным путем, через несколько стран. Жена не последовала за Бугаевым, решив остаться вместе со Штейнером. Его увлечение все большое охватывало Асю, всегда бывшую впечатлительной. Революцию Белый приветствовал. Он полагал ее проявлением над исторических сил. Россия виделась поэту находящейся в самом сердце великого процесса, который рано или поздно охватит весь мир. После Октября он вел лекции для молодых пролетарских писателей, многие из которых были плохо образованы, о теории прозы и поэзии. Начиная с 1919 года, Белого охватывает все большее желание вернуться к жене, в Швейцарию. Он не однократно направляет прошения на выезд властям, но получает его только в 1921 году. Но встреча с Асей не принесла ему счастья. Жена не желала возвращаться в Россию и не потому, что ее пугала революция. Как уже говорилось, ее гораздо сильнее чем мужа увлекла философия Штейнера и она именно ей, а не мужу решила посвятить свою дальнейшую жизнь. Можно сказать, что учение, которому прежде следовал Бугаев, отняло у него самое ценное, самое важное – его драгоценную Асю. Это было болезненным ударом для поэта. Возможно, ничего хуже в своей жизни с ним и не случалось. Современники часто вспоминали, как он бессмысленно кутил в барах, пытаясь алкоголем и весельем выжечь из себя боль разрыва. На всю оставшуюся жизнь это оставило на нем печать боли и тоски. Но бесконечно нельзя было жалеть себя. В 1923 году Белый вернулся в Москву, за своей близкой подругой Клавдией Васильевой. Только ей удастся хоть немного излечить большую душу. Со временем, взаимная симпатия перерастет в любовь и они поженятся, но это будет позже. А пока, культурная богема и политическое руководство видят совсем не того Белого, что прежде – сломленного, безумно уставшего, потерявшего многое из своего поэтического вдохновения. Сам Троцкий пишет о нем, как о покойнике, такое же впечатление Белый оставляет у других. Постепенно он отдаляется от старых знакомых. Главной в его жизни становится Клавдия Васильева. С ней он живет, в 1931 году она стала его супругой. По воспоминаниям тех, кто видел их вместе, Белый был с ней очень мягок и нежен. Словно бы боялся ее потерять. Писатель скончался 8 января 1934 года. Причиной тому послужил инсульт от солнечного удара, который Белый получил, отдыхая в Коктебеле. Умер Андрей Белый на руках у своей жены. Смерть Бугаева-Белого вызвала большой резонанс среди писателей и поэтов. Осип Мандельштам посвятил этому событию целый поэтический цикл, вышли несколько статей о его жизни и творчестве. Власти приказали изъять мозг Белого и сохранить в Институте мозга человека. В некрологе на Белого, написанном Пастернаком и Пильняком, он был трижды назван гением, хоть и не оказал значительного влияния на советскую литературу, так сильна была память. О творчестве Андрея Белого можно говорить очень долго. Оно многогранно, но в то же время имеет свои уникальные черты. Это мистицизм и гротеск в восприятии действительно. Такие черты проявили себя уже с первыми произведениями Белого, которыми были так называемые «Симфонии» под номерами 2 и 1 – именно в таком порядке они были опубликованы - и носили подзаголовки драматической и героической. Для прозы Белого характерна ритмичность. Он стремился привнести некоторые правила поэзии даже в рассказы. Раннее творчество прошло под сильным влиянием символистов. Оно будет сказывать и позднее, но именно в первые годы Белый особенно активно старался следовать за своими учителями – Брюсовым и другими. В ранних сборниках своих стихов, Белый также страдал определенным эксперементаторством. Но постепенно в типичные для символизма образы и приемы творчества, Белый начинает приносить свое, густо замешанное на мистицизме, философии и многом другом. Первая Мировая война оказала на него такое же сильное влияние, как и на многих других. Но Бугаев видел не столько беду Отечества, сколько общий кризис западной цивилизации, сочетание большого количества неразрешимых противоречий, многие из которых в его понимании носили не столько политический или экономический характер, сколько культурный и интеллектуальный. Он воспринимает революцию как свежую струю, животворную стихию, которая очистит загнивающую рану Европейской цивилизации от заразы. Такие поиски решения проблем общества можно заметить в его произведениях как «Революция и культура», «Христос воскрес». Для Белого революция становится решением давно назревших проблем, она как скальпель, который разрежет нарыв и залечит рану. Благодаря таким взглядам, Андрей Белый практически не имел трений с новой властью. Она хоть и не одобряла его экзистенциальных увлечений, но и не препятствовала его творчеству. В двадцатые и начале тридцатых годов прошло столетия Белый почти отходит от обычного творчества. У него появляются несколько романов, но в основном он теперь пишет по двум направлениям – воспоминания, мемуары и теория литературы. Он описывает в «Воспоминаниях о Блоке» свое знакомство с этим поэтом и многое другое. Остальные его работы в это области посвящены переломным моментам прожитой эпохи, начала XX века, до революции и после него. И пусть его имя и не гремит, как прежде, все труды регулярно печатались. Белый до самого конца жизни продолжал изучение традиций русской литературы. Это нашло свое выражение в таких исследованиях, как «Ритм как диалектика и «Медный всадник», «Мастерство Гоголя». За его внимание к деталям и качественную работу, Набоков назвал Андрея Белого «гением въедливости» и включил его труды при издании «Евгения Онегина» на английском языке в предисловии, чтобы лучше донести до европейского читателя правила и традиции русской поэзии. Влияние на литературную среду того времени Андрей Белый оказал колоссальное. Многие авторы и поэты ориентировались на него в своем творчестве, пытались подражать. Характерные особенности произведений Белого-Бугаева состоят в ритмичной прозе, особых словесных конструкциях. В.Б Шкловский называл прозу Андрея Белого «орнаментальной», также как Ремизова, для обозначения влияния двух этих авторов на литературу послереволюционных лет. А вначале двадцатых, Осип Мандельштам призовет молодых писателей идти новым путем, а не слепо следовать за Белым. Он говорил, что пустое сплетение слов, красивое, но часто слишком сложное, лучше заменить фабульным действием и доносить свои идеи и мнение через него. С конца 1920-х годов влияние Белого на советскую литературу ослабевает. В моду вошли новые стили, новые герои и новые писатели. Но, тем не менее, имя Андрея Белого навсегда осталось в памяти и частью национальной культуры.